Каменецкий фермер снабжает национальный театр перьями чёрного африканского страуса

Каменецкий фермер снабжает национальный театр перьями чёрного африканского страусаКрестьянское фермерское хозяйство «Юстивек» на Каменетчине уникально не только разведением черного африканского страуса. Перья этой птицы «летят» в Национальный академический театр имени Янки Купалы.

А в качестве «биологической» охраны на страусиной ферме «Страусленд» в Перковичах используют котов сродни «эрмитажным». Фермерство на грани искусства, да и только…

Говорят, «гардероб» театра — это «пещера Аладдина», которая хранит костюмы, блестки, стразы, изделия ручной работы, и приятно, что «наши перья» там не затерялись.

Заведующий художественно-постановочной частью Купаловского театра Алексей Тризна сразу припомнил шикарные костюмы со страусиными перьями. Ярко использовали их в постановке кабаре — развлекательной программе с зажигательными танцевальными номерами.

Театр юного зрителя (ТЮЗ), рассказал собеседник, также использует в своих постановках маски из страусиных перьев. Каменецкий фермер пока не подружился с последним, но наверняка эта работа впереди. Если так дело пойдет, то и до «Мулен Руж» можно добраться — известного на весь мир классического кабаре в Париже!

Высокая стоимость костюмов в таких кабаре — одна из причин того, что программы меняются редко, иначе расходы на шоу не окупятся. Костюмы разрабатывают дизайнеры, знающие толк в этом виде искусства. Они знают ответ на главный вопрос: как одеть женщину, чтобы она казалась… раздетой.

К слову, самыми дорогими являются белые перья. Они вырастают только у самцов на крыльях и хвосте. Это приблизительно 24 центральных пера с первого ряда крыла. Цена за штуку — от пятидесяти до ста тысяч рублей. Кстати, впервые коммерчески использовать страусов начали в Южной Африке в 1860-х годах. Их выращивали с единственной целью — для сбора страусиного пера. Южная Африка в 1913 году экспортировала до 45 тысяч тонн этого продукта.

Фермер Валерий Ясковец говорит, что прорабатывает вопрос использования крепких когтей страусов для обработки алмазов. Возможно, так можно было бы и подзаработать, перья же стоят не так дорого.

— Ну как сказать, выгодно или нет, — переспрашивает он. — Покупают, значит, уже выгодно. Мы, люди, работающие на земле, звезд с неба не хватаем, привыкли добиваться результата своими руками. А вообще, потенциал выбранного «страусиного» направления очень большой. Жаль, что в Беларуси он пока используется слабо.

Ясковец — человек неординарный. Это подтверждает и тот факт, что он (возможно, первым в Беларуси) привлекает для защиты кормов для страусов… живых котов. Не какие-нибудь «яды-химию», мышеловки-капканы, а домашних мурлык, которые «проживают» в помещении, где хранятся морковка, свекла, другие корнеплоды.

Еда, понятное дело, привлекает мышей. Но с грызунами фермер борется исключительно биологическими методами. Как тут не вспомнить опыт Эрмитажа. Эрмитажные кошки официально содержатся на территории петербургского Зимнего дворца со времен его постройки для предотвращения интенсивного размножения крыс и мышей.

На страусиной ферме кормам придается не меньше внимания, чем в Питере мировым шедеврам искусства. Птица должна быть накормлена в любое время года. От этого, к слову, зависит как здоровье страусов, так и качество их перьев.

Сорокалетний Валерий Ясковец в 2007 году рискнул взять в аренду разваливающийся свинарник, чтобы отремонтировать и запустить туда первых африканских птиц. Дело пошло. Через несколько лет их насчитывалось на ферме в Перковичах 120 голов. Теперь сами продают птенцов и особей постарше. Приезжают экскурсии.

— Пока нас не так хорошо знают, как страусиную ферму в деревне Козище Кобринского района, — улыбается фермер. — Но мы не унываем. Вот начнут обрабатывать алмазы когтями «каменецких» страусов, и все к нам поедут… А пока делаем из этих когтей сувениры и амулеты. А вдруг один из них окажется счастливым и не только защитит ферму от потерь, но и принесет счастье.

Источник

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.