Отец и сын единственные жители хутора Бор-Липы: «Нам здесь нравится»

хутор Бор-ЛипыСегодня в Беларуси не существует и юридического понятия «хутор». Но на Ружанщине населенный пункт Бор-Липы люди по-прежнему между собой называют хутором.

Из постоянных жителей в Бор-липах только одна семья Хекалав. Молодой парень Александр живет вместе с отцом. Говорит, что жизнь хуторских обычное, также идет своим чередом и ничем не отличается от деревенского. Оба работают в ОАО «Ружаны-Агро»: отец, Александр Владимирович, — на свиноферме, сын — механизатором. Дом эту купили их предки еще при поляках.

— Считай, городскую жизнь ведем: в хозяйстве только собак держим, — улыбается Александр. — А если серьезно, то повседневная работа и не дает обзавестись коровки и поросенка (этого, кстати, по понятным причинам и не имеют права делать работники фермы), а на огород времени не хватает. Сегодня все в городе купить можно — автомобиль есть и при необходимости в Ружаны ездим. А вот пожилому человеку, согласен, хуторские жизнь в тягость. Бабушка, пока мы с отцом на работе, вынуждена была постоянно проводит в одиночестве, поэтому решила уехать к сестре в Лососин. Чтобы в свободное время было чем заняться, Хекалы держат пасеку. Александр уверяет, что жизнь на хуторе ему нравится.

— Неужели не хочется молодому парню уехать в город или хотя бы в деревню: там и удобств побольше, цивилизация ?! — Пытаюсь спровоцировать собеседника.

На что, не раздумывая, получаю от него удивленное:

— А зачем ?! Почитать новости или так «поиграть» по пространству всемирной паутины я здесь имею возможность регулярно и делаю. В нашей небольшой и на первый взгляд обычной сельской домике есть и ванная. Зимой разве что, в снежную погоду бывают проблемы, но мы как-то привыкли добираться до цивилизации …

— Ну, а если девушку найдешь, вряд ли она согласится жить на хуторе.

— Уже согласилась, — улыбается Александр. — Она с такой же простой семьи, как и я. И жизнь на хуторе ее не пугает.

С гостей в Бор-липах бывает дачник из Пружан: время от времени приезжает Анатолий Прохоренко

Уроженцу Брянска, который женился на белорусском, домик досталась в наследство от родителей жены. На незавидное наследство на опушке никто не позарился. Анатолий Илларионович же, наоборот, признается, что отдыхает здесь и душой, и телом — кругом природа, есть возможность заниматься пчеловодством.

— На меня смотрят как на чудака: мол, неужели нельзя найти дачный домик около Пружан и отдыхать там от городской суеты? Возможно, я и чудак, но за всю жизнь лучшего места не видел. Утром в половине пятого птицы уже спать не дают, соловьи заливаются.

… Пару лет назад на высшем уровне начало разрабатываться вопрос о создании в сельской местности хуторов. Безусловно, современный хутор, как предполагается, будет отличаться от прежнего: как бы далеко от другой деревни не находилась усадьба хуторянин, к ней обязательно проложат дорогу, подведут линии электропередач, в любую погоду завернет автолавка, будут доступны такие удобства, как интернету…

Мол, хуторяне как новая социальная категория вполне могут пополнить ряды сельской интеллигенции, потому что вообще такая новая справа под силу преимущественно людям образованным и смелым, которые умеют рисковать. Пока все намерения на этот счет так и остались на словах.

И возникает другой вопрос: а возможно ли возродить хуторские поселения, если с карты постепенно исчезают целые деревни?

Марина Вакульская, Александр Мелешь (фото).

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.